Тринадцать спусков столицы

45

КИЕВСКИЕ УЛИЦЫ-СПУСКИ – ОСОБАЯ ПРИМЕТА НАШЕГО ГОРОДА.

Уже самим названием они указывают на рельеф, который отличает Киев от равнинных мегаполисов – например, Петербурга, Харькова или Москвы.

Их первыми «строителями» стали ручьи и речки, обильно сбегавшие с глинистых холмов, вымывая в них целые ущелья извилистых и глубоких оврагов. Многие киевские спуски до сих пор повторяют извилистые русла этих яров. Удобные для подъема и спуска, они служили архаическими «первоулицами», протянувшимися от укрепленных поселений на приречных холмах к днепровским пристаням и переправам. Таким был Боричев спуск – одна из самых старых киевских улиц, которая спускается к Почтовой площади от улицы Боричев ток. Ее название, возможно, происходит от все тех же ручьев, некогда стекавших с весьма крутой в этом месте горы. А словом «борич» («бирюч») в древности называли чиновника, который собирал таможенный налог с купцов, прибывавших в наш город речным путем.

Конечно, улицы с названием «спуск» есть и в других городах – например, Васильевский спуск в Москве, Карантинный спуск в исторической части Одессы, Старопочтовый спуск в Каменце-Подольском или же спуск Урицкого в Днепропетровске. Однако именно Киев по праву считается своеобразной столицей спусков, – что проявилось в неформальном статусе главной улицы города, давно присвоенном знаменитому Андреевскому спуску.

Подпишись на наш Telegram канал:

Еще в княжеские времена киевляне часто поднимались с Подола по этому старому оврагу между Хоривицей и Уздыхальницей (ясно уже по названию последней горы, что они там останавливались отдышаться после восхождения). А в 1711 году, по приказу тогдашнего киевского губернатора, будущий Андреевский спуск расширили настолько, что он стал пригодным для проезда груженных товаром возов. Строительство прекрасной барочной церкви по проекту Растрелли дало название самому знаменитому спуску на постсоветских просторах. Он менял его лишь раз, сразу после революции – когда Андреевский переименовали в честь подольского революционера-боевика Георгия Ливера. Еще в 70-х старую улицу иногда в шутку именовали «Ливерным спуском». Однако решения партийных властей – от 1944 и 1957 годов – в итоге вернули ей историческое название.

Увы, но большинство спусков столицы находятся в глухой тени от «всесоюзной», булгаковской славы Андреевского спуска. Даже среди киевлян мало кто знает, что сегодня в городе официально насчитывается целых тринадцать улиц-спусков. Это несчастливое число очень подходит к ведьминской репутации многих столичных холмов, с которых причудливо скатываются вниз известные и малоизвестные киевские спуски.

Один из них – тихий Печерский спуск, еще в начале прошлого века имел малоблагозвучное название в «народном» духе – «Собачья тропа». А потом некоторое время именовался Понтоннотелеграфным переулком. Недалеко от него располагается Кловский спуск, пробки на котором вошли в поговорку у столичных автолюбителей. Проезжая часть этой улицы проходит по руслу закрытого в коллекторе Кловского ручья, название которого восходит к лестописному урочищу Клов (от старославянского слова «влага», «вода»). В русле старого Смородинского ручья, который романтично, но безосновательно отождествляют с былинной речкой-Смородиной, локализуя здесь переброшенный над ней Калиновый мост, располагается и живописный Смородинский спуск, соединяющий между собой Татарку и Куреневку. Подлинное происхождение этой проложенной по оврагу улицы восходит к названию усадьбы куреневских купцов Смородиновых, известной еще с середины XVIII столетия. В те времена Смородинский также именовали Диким (в честь домовладельца Дикого) или Литовским спуском.

На одном из своих изгибов эта старая улица почти сходится с совсем молодым Подольским спуском, проложенным среди холмов в середине пятидесятых годов прошлого века. А неподалеку, в районе Репьяхова Яра, располагается малоизвестный Врублевский спуск – безымянная тропка среди киевских оврагов, которая получила нынешнее название в 1938 году, в память о Михаиле Врубеле и его прекрасных росписях в расположенной неподалеку Кирилловской церкви. К этой же «куреневской» плеяде киевских спусков относится Богуславский спуск. Он берет начало от улицы Нагорной, соединяясь с ней построенными позднее ступеньками, и охватывает собой территорию бывшего урочища Богуславщина. В прежние времена эта улица служила важной артерией между Лукьяновкой и Подолом, но после постройки Подольского спуска полностью утратила былое значение.

Точная дата рождения Владимирского спуска известна, и даже задокументирована в городских архивах. Это 1711 год, когда эту улицу буквально прорезали через склоны Михайловской горы – опять-таки ориентируясь на русла старых оврагов. Первоначально Владимирский называли запросто – Спуск, а затем превратили его в участок Большой Александровской улицы. Переименованный вместе с ней в 1919 году, будущий Владимирский спуск стал называться улицей Революции. А его нынешнее название родилось только в 1944-м и обязано своим появлением известному памятнику князю Владимиру, расположенному прямо над этой улицей. Именно его «кандидатура» пришлась по душе сталинским чиновникам.

Этим же, сорок четвертым годом, весьма знаковым в истории многих киевских спусков, датировано название еще одного – Кудрявского спуска. Проложенный в тридцатых годах на месте старого притока Глыбочицы – Кудрявского ручья, он изначально носил имя военного летчика Виктора Хользунова, героя гремевшей в то время гражданской войны в Испании. А улица с устрашающим пешеходов названием Крутой спуск изначально именовалась Спуск Пащенко – в честь мещанина-домовладельца со старой Бессарабки, а в 1869 году закрепила за собой нынешнее название. Еще раньше от нее «отхватила» кусок Круглоуниверситетская улица, которая, кстати, некогда называлась Университетским спуском. Крутой спуск действительно крутоват, а потому его верхняя часть представляет собой пешеходные ступеньки – проезжую дорогу здесь, пожалуй, и не проложишь.

Спуск Протасов Яр таксисты нередко путают с близлежащей одноименной улицей – он спускается с круч Батыевой горы как продолжение улицы с медицинским названием Клиническая. Известный с начала ХХ века под названием Дьяковской улицы, он получил в 1944 году звучное название Спуск Степана Разина – в честь знаменитого волжского атамана (с таких же высоких круч он, вероятно, высматривал на реке купеческие суда). Однако герой песен и баллад Стенька пришелся не ко двору в 1991 году, когда улице, также известной под названием «Яр-Два», дали ее новое, нынешнее имя.

А неподалеку, в старом Забайковье, спрятался самый малоизвестный из современных киевских спусков (и последний по алфавиту в их перечне) – Фрометьевский спуск, названный в честь домовладельца Фромета, чье имя было здесь на слуху во второй половине девятнадцатого столетия. Местные жители-пенсионеры даже не слышали о природе названия своего спуска, но утверждают – для них он ничем не хуже «раскрученного», первого в алфавитном списке – Андреевского.

Сегодня улицы-спуски часто зовут по-украински – «узвозами». Однако на старом Боричевом спуске, в уголке стены административного здания, можно видеть табличку с «гибридной» надписью – «Боричів спуск«. Хотя киевлянам, в общем, нет разницы, на каком языке называть любимые всеми улицы города, по которым мы движемся в привычном ритме всей нашей жизни – то вниз, то вверх.

www.facebook.com